Главная
Статьи
Вопрос-ответ
Полезное
Новости
Юридическая помощь.
Форум
Координаты
О себе
Разное
Статьи

Назад
Колбасный принцип

                                                                                      "— Тем, кто любит колбасу и уважает закон,
                                                                                      не стоит видеть, как делается то и другое."
                                                                                                                                   
                                                                                        "Колбасный принцип" , из законов Мерфи 


       
 Юриспруденция, все-таки, к сожалению - не точная наука. В отличие от алгебры, где синус только в военное время может достигать четырех , а в мирное время, равен тому, чему ему и положено, в оценке юридической ситуации, несмотря на то, что она в значительной степени формализована соответствующими законами, значительное место занимает и личное отношение человека.
        Ну вот Вам пример: (случай реален, но не томский): двадцатилетний парень в кинотеатре насмерть забивает пятнадцатилетнего подростка.Где читал о нем, уже не помню, но факт в 90-х годах имел место. Каково Ваше отношение к данному случаю ? Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что отношение такое, как и должно быть у каждого нормального человека к таким вещам.
        Теперь даем дополнительные данные: преступление произошло перед сеансом фильма, после просмотра военной кинохроники. Во время показа обнаженных и доведенных до дистрофии узников концлагеря, в том числе и женщин, этот пятнадцатилетний подросток стал отпускать циничные комментарии по поводу женщин, и громко смеяться.
       Ему сделал замечание двадцатилетний парень, который срочную службу проходил в ДРА. Подросток внимания не обратил, а "афганца", по-моему, послал. После этого тот его забил то ли прямо в кинотеатре, то ли где-то рядом.
       Думаю, что не ошибусь, если скажу, что Ваше отношение к этому случаю хоть немного , но изменилось. В любом случае, оно уже не такое, как при менее полных исходных данных.
       Я уже неоднократно говорил, что меня как человека и как практикующего адвоката не устраивает в системе уголовного судопроизводства: это видимость справедливости - вместо таковой по существу.
       Также я полагаю, что суды в уголовном судопроизводстве фактически делают сейчас не свою работу, вернее не только свою – а дополнительно еще подчищают те ляпы, которыми не иссякла у нас сторона обвинения – начиная с предварительного расследования. Еще я думаю, что такое положение дел крайне опасно: при наличии постоянного промывания мозгов на тему беспристрастности суда и добросовестности прокуратуры и милиции – в сознании общества опять начинают укореняться убеждения "Невиновных у нас не садят", "Туда им и дорога" "Значит, заслужил" , ну и тому подобные.
        К чему это приводило в прошлом - по моему уже все знают. Сейчас, кстати вместо доносов о шпионаже и антисоветской деятельности, успешно идут доно заявления об экстремистской деятельности – так что все возвращается на круги своя.Если же почитать официальные комментарии , типа судебной хроники- там все будет изложено так, что у Вас и сомнения никакого не останется - государство не ошибается. Гладко было на бумаге…
        В конце 2007 года, мною было заключено соглашение на защиту гражданина П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного подпунктами "д" и "ж" ч. 2 ст. 127 УК РФ. Иными словами - в незаконном лишении свободы, не связанным с похищением, двух несовершеннолетних детей. Наказание, предусмотренное Уголовным кодексом РФ за данное преступление, варьируется от трех до пяти лет, и, соответственно, относится к категории преступлений средней тяжести.
        Кроме всего прочего, П. был ранее судим, отсидел в местах лишения свободы 13 лет, и к моменту совершения преступления судимость его снята и погашена еще не была. Исходное постановление о привлечении в качестве обвиняемого выглядело следующим образом. То есть все смотрелось достаточно сурово и если оценивать только эти данные – П. явно и глубоко неправ, тюрьма, по нему , с первого взгляда, не просто плакала, а прямо-таки уливалась слезами. Это в первом приближении.
        Что до реальной фабулы дела (дополнительные данные !) : некто гражданка Яброва - тоже , кстати, судимая трижды, заняла в долг у П. деньги в сумме 18000 р., отдавать не спешила. Когда она вместе со своими малолетними детьми явилась на квартиру к общему знакомому К., тот позвонил моему подзащитному, и П. прибыл на эту квартиру возвращать долг своими силами. Тут версии произошедшего, как оно обычно и бывает, разошлись.
        П. утверждал, что когда Яброва начала рассказывать ему о том, что она скоро вернет ему долг, он вышел из себя, схватил ее за волосы, и пару раз ударил по щеке, а потом стал требовать возврата долга.
        Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого, П. нанес Ябровой не менее 25 ударов руками в область головы и других частей тела потерпевшей, причинив своими действиями кровоподтеки на спине, и в подмышечной области слева. Почему удары в область головы оставляют кровоподтеки на спине и в подмышечной области слева, криминалистикой в этом деле разъяснено не было. Как показала экспертиза, полученные повреждения (два кровоподтека размером 2х3 и 2х0,7 см) не повлекли за собой вреда здоровью.
        Яброва сказала, что она сейчас позвонит своей знакомой – Вале, и та привезет деньги. Сказано – сделано : она взяла свой мобильный телефон, и в присутствии П. позвонила Вале, попросив привезти на квартиру 16000 р., поскольку две тысячи у нее было при себе. "Валя" в миру, как ни странно, оказалась сотрудником Томского УБОПа Валентином Михайловичем Ли, с которым была знакома Екатерина Яброва.
        Граждане, если Вы думаете, что милиция у нас разучилась действовать молниеносно – данный случай лично меня в этом разубеждает со всей прямотой: уже через 15-20 минут в дверь позвонили. Учитывая , что ехать пришлось через полгорода, данный промежуток времени, конечно , не дотягивает до нормативов ОВО, но для милиции в целом – снимаю шляпу. Ведь могут, когда захотят !
        Когда общий знакомый К. пошел открывать дверь, дверь ему помогли открыть с той стороны, и очень активно. Тут опять-таки есть расхождение в мнениях: по объяснениям, взятым сотрудниками милиции с Ябровой непосредственно после описываемых событий, К. заступился за Яброву, и поэтому П. его ударил, так, что тот упал, и у него начался приступ эпилепсии, а потом он прошел.
        По словам П., сотрудники милиции, забегая в квартиру, мимоходом приложили К., чтоб под ногами не путался, после чего тот прилег поближе к плинтусу, и пролежал там довольно долго, а объяснение такое записали сотрудники, чтоб в случае чего с себя ответственность за побои снять. К. в суде не подтвердил, что его бил П. Ну, тут уж кто во что верит, я свое мнение оставлю при себе, я лицо пристрастное.
       Да, так вот, учитывая то, что по мнению стороны обвинения, подкрепленному первоначальными словами Ябровой, П. не давал ей уйти из квартиры, никуда из квартиры не могли уйти и дети, что и являлось ( с точки зрения обвинения) совершением вменяемого П. преступления.
       Тут же встал вопрос о мере пресечения – то есть арестовывать П., или отпустить его под подписку о невыезде. Согласно постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства о применении меры пресечения, кроме как под заключить П. под стражу, было невозможно, с чем суд и согласился, и далее все время следствия П. просидел в СИЗО.
       Впоследствии, по поступлении дела в суд , меру пресечения оставили ту же. Ну это уже понятно: если уж вначале арестовали – я лично не знаю случаев, чтобы меру пресечения сменили на более мягкую. По этой же, кстати, причине, первоначальный арест – крайне плохо влияет на вероятность получения оправдательного приговора: тогда крайним останется государство в лице казны РФ, а у нас экономика должна быть экономной. Понятен, ход мысли, я думаю.
       В ходе судебного процесса ( я принял на себя защиту П. не сразу, а уже после того, как он был арестован), выяснился ряд обстоятельств, о которых я подозревал с самого начала своей работы по этому делу.
       Во-первых, П. не имел никакого желания лишать свободы ни саму Яброву, ни ее детей. Есть еще такая вещь как субъективная сторона преступления, которая выражается в форме умысла – прямого или косвенного , и в данном составе преступления он должен был быть прямым (по крайней мере , так об этом говорит уголовное право). Прямого умысла на лишение Ябровой или ее детей свободы – с моей точки зрения установлено не было.
       Во- вторых, в показаниях свидетелей , вызванных и допрошенных в суде (на чем сторона защиты активно настаивала) опять-таки, как всегда это и бывает в таких делах, полезли такие противоречия, что назвать их существенными – это мягко сказать. Ну я Вам для примера поясню, что под этими противоречиями имеется в виду. В материалах дела имелись зафиксированные в письменном виде показания понятой, присутствовавшей при осмотре места происшествия – брал их 14.11.2007 года старший следователь следственного отдела по г. Томску следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Томской области ( сразу вспоминается профессор Преображенский – "Кто на ком стоял?") юрист 2-го класса Ромашов С.Н.
     Так-с, значит по этим показаниям картина вообще такая: 25 октября 2007 года около 19 часов понятая совместно со своей подругой гуляла на улице.В один из моментов к ним подошел мужчина, который представился сотрудником УБОПа попросил их поучаствовать в оперативном мероприятии в качестве понятых. На данное предложение она ответила согласием и совместно с данным сотрудником милиции прошла к искомой квартире. Когда все подошли к указанной квартире и постучались, дверь квартиры открыл мужчина как впоследствии ей стало известно, хозяин квартиры. после этого сотрудники милиции предъявили данному мужчине удостоверение и вошли в квартиру.
      В квартире в этот момент, в одной из комнат находилась Яброва, два маленьких ребенка мужчина, который представился П. Яброва на тот момент, когда все прошли в квартиру, находилась на кресле, положенном в углу комнате, вместе с детьми. Все они плакали. П. в этот момент находился рядом с ней и что-то ей говорил, при этом его голос был грубым и даже агрессивным.
      На суде эта же понятая сообщила, что когда она зашла в квартиру , там уже находились сотрудники милиции, П. лежал с руками за спиной на полу, и все, что он просил ( отмечу - просил неагрессивным тоном) - так это попить. Злые и нехорошие люди скажут, что оттого такой разброс в показаниях понятой, что следствие у нас по большей части озабочено не тем, чтобы истинную картину произошедшего установить – а чтобы как можно более тяжкое преступление "натянуть", дабы лучше о своей работе отчитаться- и поэтому пишет не то, что понятой видел, а то что следствию надо – а понятой чтоб под этим расписался.
      В-третьих, сама Яброва в суде пояснила, что ее первоначальные показания, были продиктованы злостью на П. и нежеланием возвращать ему долг. В общем, много чего было сказано в суде нового , по сравнению с тем, что в уголовном деле имелось.
      Государственный обвинитель, Горячева Татьяна Сергеевна, к которой я лично отношусь с уважением, при наличии таких обстоятельств, запросила перерыв для согласования с начальством позиции обвинения. Но такие мелочи начальство, судя по всему , не смутили, и обвинение пришлось поддерживать до конца.
      Исход дела зафиксирован в обвинительном приговоре, вступившем в законную силу. П. получил год условно с испытательным сроком один год. Моих доверителей такой приговор устроил – и даже более чем, следовательно свою задачу я выполнил. Обращает , кстати, на себя внимание: в постановлении об избрании меры пресечения П. ведет антисоциальный образ жизни, на путь исправления не встал. В приговоре же П. характеризуется положительно по месту жительства. И это, я думаю, более соответствует действительности, ибо задача во что бы то ни стало человека арестовать, уже не стояла.
      Также было установлено, что в принципе, все, чего хотел П. – так это получить назад свои деньги, (в конечном счете, он их получил, поскольку Яброва отдала долг матери П.) Я даже думаю, что если бы П. не сидел в СИЗО полгода, то был бы шанс получить на выходе и оправдательный приговор.
      Как я уже говорил, наша уголовно- правовая система отличается своеобразием какого-нибудь шестеренчатого механизма: - уж раз попал в эти шестерни, весь вопрос в том, сколько от тебя в этих шестеренках останется.
      Отсюда можно сделать несколько простых выводов. Первый из них – прежде чем что-то делать, на мой взгляд, нужно подумать: стоит ли оно того. Второй – долги нужно возвращать цивилизованным путем, если , разумеется дорога свобода. Третий – никогда не знаешь, за кого в следующий момент вступится милиция, поэтому обижать бы никого не следовало вообще. Четвертый – не следует верить официозу: как правило - врут-с…
      Перечень выводов не закрыт.






  
        


Добавить комментарий к статье:

Комментарий отображается после проверки администратором

Автор: *
E-mail ( не будет опубликован) :
Ваш комментарий: *

Создание сайта: Веб-студия R70